Утащи меня в темную взвесь,
Где тебя мне ни сжать, не съесть.
Влажный шепот сбивает спесь,
Голос нежно целует здесь
И внезапно кусает здесь,
Осторожно ласкает здесь,
Проникает со вдохом весь.

Заставляет дрожать и тлеть,
Словно в самом начале смерть
Не дает до конца умереть,
Словно ивы тугая плеть
Обхватила шею и стала петь,
Обманула шею и стала петь,
Полюбила шею и стала петь,
Закрывай и не смей смотреть.

Ни касаний, ни взглядов, один лишь звук,
Ни внезапных как взрыв столкновений рук,
Ни сближенья теплых иссохших губ.
Как биенье птицы о клетку стук,
Как внезапного гостя настойчивый стук,
Это сердца коварный и громкий стук,
Так стучится в меня испуг.

Я стою вся нага и шепчу навзрыд,
Ты же был поражен, истреблен, убит.
Только стал обыденным тихий быт,
И забыт пожар, как опять искрит,
Словно из-за могильных усталых плит
Желтый шар поднимается и горит,
На щеках и веках моих горит,
В самом сердце моем горит,
Голос твой из меня горит.